Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность

Степени убеждения

После всего произнесенного о процессе образования людского убеждения ясно, что очень тяжело с точностью установить разные степени убеждения. Мы можем только сказать, что меж простою идеей и убеждением различие может быть установлено единственно Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность с помощью аспекта "готовности действовать сообразно убеждению", готовности, выражающей фактически силу убежденности. Если я так уверен в корректности собственного вывода о достоверности фактов, что решаюсь действовать, означает мое убеждение очень, означает моя уверенность Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность велика. Когда люди должны решить принципиальный вопрос, касающийся чужих интересов, то им заурядно молвят: "Тогда подайте решительный глас, когда достигнете таковой силы убеждения, при которой в собственных принципиальных делах вы Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность бы отважились действовать". "Готовность действовать" является аспектом силы убеждения в достоверности (Ваin, Emotions and Will, p. 551) не только лишь в тех случаях, где мы решаемся на чего-нибудть в собственных делах, да и в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность тех случаях, где нам необходимо только составить для себя убеждение. Даже в тех случаях, которые не имеют, повидимому, никакого соприкосновения с нашими личными интересами, другого аспекта силы убеждения нет. Вроде бы Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность это ни казалось странноватым, но даже об отдельных событиях истории мы судим единственно на основании упомянутого аспекта, используемого с помощью воображения.

Бэн так разъясняет применение этого аспекта в тех случаях, где наш Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность личный энтузиазм совсем не затронут. "Каждый помнит, замечает он, старинное различие меж потенциальностью и реальностью (posse и esse), как 2-мя реальными нашими состояниями. Мы можем действовать и можем, не действуя, представить себя Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность в состоянии изготовления к действию, хотя бы самый повод для деяния не наступил либо пришествие его даже было ошибочно. Когда я говорю: "Если мне придется когда-нибудь побывать в Америке, я Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность обязательно посещу Ниагарский водопад", я на уровне мыслей ставлю себя в положение, которое, может быть, в реальности никогда и не наступит, а существует исключительно в моей душе. То же самое состояние имеет место в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность тех случаях, когда я составляю для себя сильное убеждение, характеризующееся готовностью действовать, хотя действовать мне и не придется. Естественно, не все наши верования либо убеждения отличаются такою силой, но дело Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность в том, что у нас много кажущихся убеждений, которые совсем не имеют силы, как это оказывается при проверке, либо которые составляются несерьезно, потому что нам не представляется реальной надобности выработать для себя Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность истинное убеждение по данному вопросу. Но коль скоро мы имеем какое-нибудь убеждение, то чего бы оно ни касалось, оно характеризуется либо действительною готовностью действовать либо же потенциальною в этом случае, когда мы не Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность можем иметь даже повода к действованию. Говоря вообщем, человеческое убеждение, по собственному существу, имеет предназначением быть движком для деятельности. Кроме науки, где зание само по себе цель, по последней Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность мере, посредствующая цель, в жизни убеждения составляются для деятельности. Это целесообразное значение убеждения маскируется тем, что нередко средство получает значение самостоятельной цели. Но от этого значение упомянутого нами аспекта нисколечко не видоизменяется Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Масса посредствующих целей составляет задачку людей и притом сохраняется начальный аспект для силы убеждения". В принципиальных собственных делах мы требуем доказательств; сила их определяется нашею готовностью действовать; но тот же самый аспект Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность применяется нами при составлении убеждений об отдаленных событиях истории. "Правда для правды" не значит, что люди, ищущие таковой правды, не имеют аспекта, о котором мы говорим. Это менее как обычный случай, когда средство преобразуется в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность цель. Так люди обожают средства, так как они служат средством к жизни; но скупец любит средства уже не как средство, как цель (Вain, Mental and moral science, p. 375: Belief Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность is a growth or development of the Will, under the pursuit of intermediate ends). Для того чтоб увидеть различие меж настоящим убеждением и воззрением, составленным без определенной цели, довольно направить внимание на два состояния Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность нашего мозга: состояние, когда мы обсуждаем уголовный случай в качестве любопытствующего из публики, и состояние, когда действуем в качестве присяжного заседателя. Составляя для себя мировоззрение, а не убеждение, мы не так старательно взвешиваем Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность дело, мы не находимся под воздействием чувства нравственной ответственности, не лицезреем конкретных последствий нашего представления для подсудимого. Но когда мы действуем в качестве присяжного заседателя, мы составляем для себя убеждение Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, как если б мы решали собственное дело. Мы сознаем, что это убеждение суровое действие: оно должно повлечь последствия, принципиальные для подсудимого, принципиальные для общества. Праздное наблюдение не возбуждает так наших интеллектуальных сил Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, не напрягает так эмоций, как составление убеждения, влекущего практические последствия. Сознание, что наше мировоззрение не может иметь конкретных практических последствий, есть одна из основных обстоятельств, почему в обществе, занимающемся политикою от нечего делать Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, обращается настолько не мало поверхностных и даже совсем несуразных теорий и взглядов.

Что касается до степени убеждения, установленных формальною теорией доказательств, то большей известностью пользуется принятое еще глоссаторами деление подтверждения Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность на полное (plena probatio) и неполное (probatio minus plena). Неполное и делилось на половинное (prob. semiplena) и на подтверждение больше либо меньше половины (semiplena major vel minor).

Это механическое мнение, замечает Гейер (Holtzendorf Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность's Handbuch des Strafprocesses, p. 207), ведущее свое начало от положения, выработанного в римской юриспруденции, привело к тому, что одному очевидцу стали придавать значение половинного подтверждения. Каролина тоже гласит об одном очевидце, как об Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность "Halbbeweisung". Меж тем, как против такового мнения уже подымалиь возражения в XVII веке, мы с ним встречаемся еще в Кодексах баварском 1813 года и австрийском 1853 года. Австрийский кодекс для полного подтверждения просит Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность стечения 2-ух "неполных", при этом сила неполного подтверждения, в сопоставлении с обычным "подозрением", определяется то как 1 1/2 : 1, то как 2 : 1 и т. д. Во II ч. XV т. проводится также деление доказательств на совершенные Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность и неидеальные (ст. 304). 1-го совершенного подтверждения довольно для признания осуждения несомнительным (ст. 306). Одно неидеальное подтверждение вменяется исключительно в подозрение (ст. 308).

В современных судопроизводственных кодексах, отвергнувших формальную теорию доказательств, "неидеальные" подтверждения, естественно, уже Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность не встречаются, но попадаются случаи, когда закон гласит не о достоверности фактов, а о некий низкой степени вероятности, которая служит основанием для принятия неких процессуальных мер. Cюда, к примеру, относятся последующие случаи по Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность нашему Уставу уголовного судопроизводства:

а) Легитимные поводы к начатию подготовительного следствия, вычисленные в Уставе уголовных судопроизводств. Все эти поводы представляют подтверждения, достаточные для начатия дела. Закон вроде бы признает за Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность ними временную силу для судопроизводственной цели.

К этим легитимным поводам относятся: 1) объявления и жалобы личных лиц; 2) сообщения милиции, присутственных мест и должностных лиц; 3) явка с повинною; 4) возбуждение дела прокурором, и 5) возбуждение дела по конкретному Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность усмотрению судебного следователя. Все эти легитимные поводы к начатию подготовительного следствия, fundamenta inquisitionis, сущность фактически происшествия, которым закон присваивает, при узнаваемых критериях, значение вероятности, во всяком случае, такое, что следователь получает право приступить Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность к действию. Соответствующим тут будет то, что достоверность тут какая-то низкая и признается на время, для определенной цели. Все исчисленные выше происшествия, по выражению мотивов (см. издание Гос канцелярии, стр Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. 131), возбуждают сильное подозрение.

b) При предании суду также оценивается сила доказательств, так сказать, примерно(14).

с) При избрании меры к пресечению обвиняемому методов уклониться от следствия принимается в суждение, меж иным, "сила представляющихся против Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность него улик" (ст. 421). Мы тут снова встречаемся со случаем определения степени достоверности для временной цели.

d) Cт. 710: "О причинах отвода очевидцев трибунал не производит исследовательских работ, но основательность либо Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность неосновательность отвода определяет по имеющимся в деле сведениям, по представленным сторонами доказательствам и по отзывам отводимых лиц. В непонятных случаях отводимые лица допрашиваются без присяги". Тут мы наталкиваемся снова на случаи определения достоверности особенным Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность методом, но не таким, каким вообщем добывается достоверность фактов, составляющих предмет судебного исследования. Естественно, таковой особенный порядок разъясняется необходимостью. В мотивах сказано: "При устном производстве судебного следствия в заседании суда основательность Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность либо неосновательность отвода надлежит найти по представленным сторонами доказательствам и по отзывам отводимых лиц, без производства какого-нибудь изыскания о причинах отвода; по другому каждое судебное заседание прерывалось бы для учинения Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность подобного изыскания, в каком не будет особой надобности, если принять за правило, что в непонятных случаях отводимые лица допрашиваются без присяги" *(3). К обсуждаемым случаям не должна быть относима оценка событий, производимая трибуналом Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность на основании 575 ст. Устава уголовного судопроизводства.

Что касается до воззрений ученых юристов по вопросу о степенях убеждения, то наука не представляет ничего нового сравнимо с тем, что уже высказано нами. О затеи Бентама сделать градусник Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность достоверности чуть ли стоит и гласить: проект градусника достоверности указывает только, что и такие сильные разумы, как Бентам, способны время от времени сочинять огромные нелепости(15). Вобщем, в сочинении Бентама о Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность подтверждениях, вместе с примерами блестящего анализа, много встречается софизмов и очевидных преувеличений!

Узнаваемый авторитет в учении о подтверждениях Cтэрки высказывается о степенях судебной достоверности таким макаром: "Подтверждения, удовлетворяющие присяжных в таковой мере, что Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность исключают всякое разумное колебание, составляют полное подтверждение; абсолютная математическая либо метафизическая достоверность не требуется, ну и заурядно была бы не достижима в судебных исследовательских работах. Даже более конкретное подтверждение (the most direct Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность evidence) не может дать больше, чем высшую степень вероятности, возвышающуюся до нравственной достоверности (moral certainty). C этой высшей собственной точки, неоглядным числом постепенностей, подтверждение может по силе собственной падать до таковой степени Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, что будет представлять недостоверность, а один только перевес убеждения в пользу спорного факта. В делах уголовных нужно, чтоб вердикт был основан на полном подтверждении: недостаточно перевеса либо какой-либо степени перевеса убеждения Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность в пользу факта. Нужно, чтоб подтверждение порождало полное убеждение, исключающее всякое разумное колебание". Эти замечания знатного писателя очень верны. Они указывают на ту сторону дела, что для уголовного приговора нужно "убеждение", что Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность недостаточен один только наклон чаши весов. Вывод, что в деле больше доказательств против, чем в пользу подсудимого, указывал бы лишь на перевес резонов, а не на полное убеждение. Полное убеждение Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность имеется тогда, когда в душе нашей сложился сильный мотив, подвигающий нас принять определенное решение по последнему разумению. Можно сказать, что в почти всех случаях сила доказательств случается так велика, что у судьи исторгается убеждение, что Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность он по другому и не может мыслить в этом случае. Проникнутый высочайшим чувством долга, дальний от всякого пристрастия и личного энтузиазма, арбитр, выслушав все подтверждения и резоны, приложив всю силу собственного разумения Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность к делу, торжественно заявляет, что он удостоверился в реальности известного факта. Вот это-то убеждение, представляющее энергическое проявление силы разумения и чистоты побуждений, составляет ту реальную гарантию правосудия, значение Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность которой высится оттого, что убеждение это не есть личное мировоззрение, а убеждение значимого числа лиц. Тейлор (A treatise of the law of evidence, v. I, p. 4) по занимающему нас вопросу высказывает последующее: "Удовлетворительным Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность подтверждением (satisfactory evidence), которое время от времени именуется также достаточным подтверждением (sufficient evidence), именуется такое, которое заурядно удовлетворяет непредубежденный разум, исключая при всем этом всякое разумное колебание. Происшествия, способные вызвать такую удовлетворительность Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, никогда не могут быть наперед определены; их действительный легитимный признак есть способность удовлетворить разум и совесть обычного человека, и так уверить его, чтоб на основании собственного убеждения он отважился действовать в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность принципиальных случаях, затрагивающих его собственные интересы". Что касается до германских писателей, то достаточно видный из их Зеель (Seel, Erоrterungen uber den Beweis in Strafsachen. Wurzburg, 1875, p. 2) ничего нового по этому вопросу не высказывает. Как и Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность все германские писатели в учении о подтверждениях он не дает тех четких психических наблюдений, которыми так богата британская литература по law of evidence. Признавая убеждение единственным признаком силы доказательств, Зеель гласит Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, что для уголовной достоверности требуется, чтоб факт так был удостоверен, чтоб суровый и честный человек, руководствуясь прозаическим опытом, признал его верным. Он, дальше, замечает, что образование убеждения уподобляется движению весов, с Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность помощью которых измеряется тяжесть вещей. Рассуждая об интеллектуальной операции при составлении убеждения, Зеель гласит, что она должна быть совершаема с такою осторожностью, какую мы применяем при решениях в делах, касающихся наших важных Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность личных интересов. Да и это замечание взято из одной британской речи, произнесенной председателем в суде присяжных(16).

Черта степеней достоверности, служащей основанием уголовных приговоров, была бы не полностью закончена, если б мы не Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность направили внимания на последующие слабенькие стороны судебной достоверности вообщем.

1. ^ Вроде бы высока ни была достоверность, составляющая основание уголовного приговора, она, как человеческое убеждение, непременно имеет личный нрав. Cовершенно правильно, что подтверждения время от Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность времени бывают так сильны, так могучи, что необходимо искусственно возбудить внутри себя колебание, упрямо защищаться от навязывающегося убеждения, чтоб не признать их достаточными. Есть случаи, когда подтверждения так сильны, что Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность вроде бы вытягивают yбеждeниe; есть случаи, когда каждый в положении судьи признает их полностью достаточными. И все же, как уже было увидено в другом месте, нельзя без забвения самой сути дела не признать, что Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность всюду, где только человек судит об истинности факта, особенность этого человека наисильнейшим образом оказывает влияние на образование убеждения. В арифметике личность исследователя остается без всяких последствий для выкладок, машина может тут полностью Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность поменять человека, но в исследовательских работах фактической правды, в деле нравственной достоверности особенность судьи дает собственный отпечаток всему исследованию. При оценке критерий достоверности, при сравнивании их, при общем выводе о всей массе Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность доказательственного материала особенность судьи играет важную роль. Доверие к очевидцам обусловливается нашим личным опытом о людях и жизни; наши выводы из вещественных доказательств ограничены пределами наших личных познаний; наше общее суждение о Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность способности того либо другого действия либо какой-нибудь подробности его находится в зависимости от богатства нашего фактического познания, нашего развития, широты наших взглядов. Совсем справедливо замечает Миттермайер, что даже в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность тех случаях, где судьи соглашаются в мировоззрении о силе данного подтверждения, они очень нередко добиваются единогласия по совсем разным суждениям. Один признает очевидца достоверным поэтому, что считает его человеком правдивым; другой поэтому, что Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность показание его серьезно и подтверждается другими данными в деле; 3-ий поэтому, что очевидец своим обычным, прямым и ясным ответом произвел на него подходящее воспоминание и т. д. Один арбитр присваивает значение присяге как Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность цитадели правды; другой, зная, как нередко встречаются ветреные клятвы, не считает ее каменною оградой; один верует в черные стороны людской души, лицезреет в людях эгоистов бесчеловечных, когда дело касается их личных интересов Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность; другой верует, что много на свете хороших людей, что много вообщем светлого в людской природе. "Мы не отвергаем, гласит Миттермайер (Die Beweislehre, p. 67), что есть известные пути, следуя которым человек точнее добивается правды Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность; мы признаем, что бывают случаи (арбитр знает, как они редки!), в каких подтверждения так сильны, что каждый на месте судьи придет к тому же убеждению. Все же особенность судящего решает вопрос Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность о свойстве его убеждения"(17). Cестра указывает против брата в пользу хахаля. Как важны в данном случае, при суждении о достоверности ее показания, наш личный опыт, наше личное осознание людского сердца! При тяжелых исследовательских Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность работах движущих начал человечьих действий, когда мы вступаем в черную область догадок и гаданий, какое решающее значение имеют личность судьи, его прозаический опыт, его взоры на людскую природу, его Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность собственные психические наблюдения, пережитые воспоминания!(18)

Присущая уголовно-судебной достоверности толика субъективности не исчезает полностью оттого, что она составляет убеждение нескольких арбитров, познакомившихся с делом при схожих критериях наблюдения. Это согласие есть совпадение в конечном Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность итоге и изредка исключительно в мотивах; это соглашение, а не сразу снятый фотографический снимок с предмета. Естественно, чем больше арбитров, тем многостороннее будет обсуждение предмета; чем больше контраста в точках зрения, тем Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность больше оснований признать испытание полным. Но от этой большей разнообразности обсуждения дела, от этого более глубочайшего исследования вероятностей приговор не преобразуется в совсем беспристрастную правду, хотя кредит доказательств оттого и выигрывает Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Во всяком случае, судейское убеждение тем паче может считаться согласным с истиною, чем больше число арбитров, пришедших к одному и тому же заключению, и чем больше тождества в основаниях, по которым они все признают Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность подтверждения удовлетворительными. Таким макаром, в заключение наших замечай о личном колере судебной достоверности мы не можем не согласиться с Миттермайером: "При исследовании правды действуют известные законы и есть определенные пути, которые Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, оправдываясь разумом и опытом, оказываются более верными. Правда, отысканная таким методом, опирается на известные основания, производящие однообразное воспоминание на каждого арбитру; но в то же время при решении вопросов о фактической достоверности оказывают Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность влияние все личные особенности судящего, и всякое убеждение об правде все-же является кое-чем личным".

2. ^ Подтверждения, составляющие основания уголовного приговора, могут вводить в заблуждение. Вроде бы мы ни Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность были аккуратны при оценке свидетельских показаний, мы всегда можем быть вовлечены в ошибку. Все общие положения для суждения о силе свидетельских показаний неплохи как обобщения, но главный вопрос заключается не в этом их достоинстве, а Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность в том, как какое-либо общее положение может отыскать свое приложение к отдельному случаю. Мы знаем, что согласное показание очевидцев есть большой плюс в пользу их показаний, но есть ли Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность это согласие итог правдивости либо подкупа, забастовки либо тому подобного нечестного деяния, это решается всякий раз раздельно in concreto. Чистейшая ересь в свидетельских показаниях встречается пореже, чем ересь, подбитая правдою. Есть ересь Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, нелегко поддающаяся изобличению, а время от времени и совершенно неуловимая. Люди еще почаще молвят правду, чем ересь; но какой случай мы имеем в этом деле, это вопрос, который может быть решен и Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность неверно в отдельном случае. Вещественные подтверждения, молвят, не могут врать; но они могут быть приведены в неверную связь с разыскиваемым фактом; они могут быть подкинуты с целью ввести в заблуждение; они могут быть Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность сфабрикованы с единственною целью сбить с толку арбитров. Само по себе вещественное подтверждение, естественно, не лжет; но с его помощью люди могут накалывать, и вправду околпачивали и накалывают. Британский арбитр Гэль ведает Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность случай, когда невинный был осужден за кражу лошадки на том основании, что его повстречали верхом на этой лошадки в самый денек кражи. Но он был совсем невинен и просто сделался жертвою обмана Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность реального конокрада, который, спасаясь от преследования, попросил встретившегося ему человека подержать на минуту лошадка, а сам скрылся. Вообщем говоря, вещественное подтверждение может быть обращено против правды с большею угрозой для правосудия, чем Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность подкупленный очевидец.

3. Cамое старательное и усмотрительное исследование может время от времени привести к ошибке, если в деле было такое необычное стечение событий, которое не могло быть предположено даже самым усмотрительным арбитром. Личное событие Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, составляющее предмет судебного расследования, уже поэтому представляет тяжелый предмет для объяснения, что оно единолично, не повторяется и может быть восстановлено лишь на основании данных, подаренных правосудию случаем. Процесс его Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность исследования, как уже нами было объяснено, состоит в том, что мы строим разные догадки и в заключение останавливаемся на той из их, которая оказывается более совместною с открытыми по делу данными. Таковой же Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность проверке мы подвергаем и показание подсудимого и показания очевидцев. Пэлэ совсем справедливо увидел, что "the usual character of human, testimony is substantial truth under circumstantial variety" (обыденный нрав людского свидетельства согласие в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность существе, при разногласии в подробностях). Полное согласие очевидцев так изредка встречается в реальности, что тождество их во всех подробностях вызывает даже подозрение в забастовке и подкупе. Потому на свидетельское показание нередко приходится Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность глядеть просто как на догадку. Всякая догадка, принятая для разъяснения действия, должна быть полностью доказана. Нужно, чтоб все происшествия, имеющиеся по делу, исключали всякую другую догадку, не считая той, которая оказывается доказанною Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Наилучшие писатели по учению о подтверждениях настаивают на последней необходимости самого серьезного исключения всякой другой догадки, не считая той, которая признана полностью объясняющею дело. Но бывает время от времени такое стечение Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность событий, которое подтверждает, по-видимому, полностью основательно, одну догадку, меж тем как признаки другой остались совершенно незамеченными. Cтэрки ведает случай осуждения невинной девицы при последующих обстоятельствах. Подсудимая жила служанкою у одной старенькой дамы; в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность доме никого, не считая этих 2-ух дам, не было. Эта служанка подверглась осуждению за убийство собственной госпожи на основании улик. Убитая хозяйка найдена была в доме, окна и двери были заперты Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, по-видимому, никто не заходил в дом. Cлужанка пропала. На основании этих событий построена была догадка, что госпожа была убита подсудимой; она была осуждена, а потом и казнена. Потом, но, раскрылось, что предположение Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, как будто никто в дом не заходил, было ошибочно: один из реальных убийц сознался, что он прошел в окно верхнего этажа по доске, переброшенной из обратного дома, что было полностью может быть Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, потому что переулок был очень неширок. Убийцы, сделав свое кровавое дело, ушли этим же методом, каким и вошли. Этот случай отрисовывают нам потрясающе стечение событий, составляющих, по-видимому, полное подтверждение виновности Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность лица, меж тем как признаки другой догадки, потом оказавшейся правильною, оставлены были без всякого внимания. Большая проницательность, большая догадливость, большая разносторонность взора на дело, может быть, выручили бы ни в чем Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность же не повинную даму от осуждения и экзекуции. Cлучай этот представляет вкупе с тем красивое разъяснение мысли о субъективности уголовно-судебной достоверности, мысли, в реальности правильной, хотя она и может показаться отвлеченною, даже Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность искусственною, вроде бы противоречащею прозаической правде, свободной от кабинетных тонкостей. Cудья должен повсевременно держать в голове, что око его ревниво, что он под воздействием овладевшей им идеи пользуется всяким мельчайшим поводом для доказательства Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность собственной тенденциозной мысли.

Говоря о шаткости уголовно-судебной достоверности, мы не упоминали о тех ошибках, fallacies (у Милля), которым подвержена всякая вообщем логическая операция. Мы желали только показать те шаткие устои Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность строения доказательств, которые сами по для себя могут служить источниками огромных ошибок. Существование роковых судебных ошибок, имевших результатом страдание и погибель невинных людей, довольно обосновывает и личную черту судебно-уголовной достоверности Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Несколько тяжких судебных ошибок в конце XYIII в. послужили Вольтеру поводом к смышленым и профессиональным проделкам против судебной достоверности в его Dictionnaire philosophique под словом "Certitude" (см. Oeuvres compleаtes de Voltaire, v Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. YII, p. 74). Рассказав несколько судебных ошибок в процессах, где судьи были убеждены в корректности собственных приговоров, Вольтер восклицает: "Нет достоверности, если дело на физическом уровне либо нравственно могло быть по другому!" Он Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, дальше, игриво дает примеры неточности фактической достоверности. "Сколько лет вашему другу Христофору? 28 лет; я лицезрел его супружеский договор, читал его метрическое свидетельство, знал его с юношества, ему 28 лет, это достоверность, я в этом Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность убежден. Не успел я слушать ответ этого человека, так очень убежденного в правде собственного слова, и 20 других лиц, подтверждавших то же самое, как я вызнал, что в метрическом свидетельстве Христофора по потаенным причинам Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность и средством особенного метода было фальшиво переделано число лет. Те, которые мне давали показания, ничего не знали о подлоге; они были твердо убеждены в том, что совсем не было достоверно Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Cколько людей было на свете, которые лицезрели своими очами чернокнижников, одержимых чертями, и были убеждены в достоверности всех этих вещей!" Фактическая достоверность, по Вольтеру, основывается на вероятностях, которые очень нередко, по исследовании их, оказываются Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность просто ошибками; только математическая достоверность, гласит он, незыблема и вечна! "Я существую, я мыслю, я ощущаю боль. Правильно ли все это, подобно геометрической правде? Да, и вроде бы я ни был учен, но Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность это я признаю. Почему? Так как эти вещи подтверждены одним и этим же принципом что вещь не может быть и не быть в одно и то же время. Я не могу Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность в одно и то же время существовать и не существовать, ощущать и не ощущать. Cумма углов в треугольнике не может приравниваться и не приравнивается в одно и то же время Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность 180°. Физическая достоверность моего существования, моего чувства и математическая достоверность имеют схожую силу, хотя они различного рода (??). Но таковой силы не имеет достоверность, основанная на наружных признаках либо на единогласных показаниях людей. "Как? сделают возражение мне Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, разве вы не имеете полной достоверности в том, что Пекин существует? Разве у вас нет материи из Пекина? Разве вас не уверили в существовании этого городка тыща человек разных вероисповеданий, разных Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность государств, так очень споривших вместе и все проповедовавших правду Пекину?" Отвечаю: "Мне представляется в высшей степени возможным, что в то время существовал город Пекин; но я не буду держать пари Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность на жизнь, что город этот существует: меж тем как я дам голову на отсечение, что три угла в треугольнике, равны двум прямым".

Как ни обрывочно написано приведенное нами рассуждение Вольтера, но в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность нем искрится много правды. В статье "Essai sur les probabilites en fait de justice", написанной в 1772 г., Вольтер гласит: "Практически все дела в нашей жизни основываются на вероятностях. Все, что не может Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность быть подтверждено очевидностью, либо не было признано сторонами, заинтересованными в отрицании, не больше как возможность. Я не понимаю, почему создатель статьи "Возможность" в Энциклопедическом словаре допускает понятие пoлyдocтовернocти. Полудостоверности быть не может, как не Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность может быть полуистины. Правда либо ересь середины быть не может. Вы убеждены либо не убеждены. Недостоверность удел людей, и если вы будете ожидать математических доказательств, то вам очень изредка придется Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность отважиться на чего-нибудть. А меж тем действовать необходимо и не слепо; потому населению земли, всегда слабенькому, слепому, подверженному ошибкам, необходимо учить теорию вероятностей с такою же заботливостью, с какою мы обучаемся математике Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность и геометрии. Это исследование вероятностей реальная наука арбитров... Она основание их решений(19). Cудья проводит всю жизнь в том, что взвешивает вероятности, вычисляет их, оценивает их силу".

Все нами высказанное о шаткости Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность уголовных доказательств, касалось случаев честного искания правды. Мы при всем этом не имели в виду того каждодневного кошмара, который никого не поражает в будничном судебном быту, а конкретно: что стороны глядят на Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность уголовное дело как на предмет, имеющий для их только ремесленное значение. Узнаваемый уголовный заступник Фриц Фридман (Was ich erlebt, В. I, 1908, s. 147) ведает, что после 1-го осуждающего вердикта присяжных прокурор, обращаясь к нему, произнес Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность: "Не удручайтесь, доктор, вы прекрасно защищали! Cегодня мне, завтра вам!". Интересы правосудия, судьбы людей все в стороне; на первом плане самолюбие, фортуна! Не в оценке доказательств дела, а в том, чтоб противника разгромить Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность! Что до арбитров, то каждодневное вершение дел их также притупляет. В один прекрасный момент в одном глухом провинциальном суде во время перерыва я приглашен был председательствовавшим в комнату арбитров Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, где они в это время готовили проект вопросов для присяжных. Когда член суда уже совершенно переписал вопросы, председательствующий спохватился, что не поставлен дополнительный вопрос. "Не охото переписывать", невесело увидел член суда. "Ну, пусть так Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность остается", ответил председательствующий. "Но, помилуйте, ведь разница огромная в наказании!" невольно воскрикнул я. Член суда заколебался. "Да перепишите, нечего делать", произнес, в конце концов, председательствующий. "Хотя", добавил он, фактически, не стоит переписывать Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, уж очень он большой негодяй, этот подсудимый!" А ведь и председательствующий, и член суда были высокочестные, потрясающие люди, нелицеприятные судьи! Проф притупленность чувства, чего нет и не может быть у присяжных Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность!

 



 

(9) Уильз ("Теория косвенных улик". С. 14): "Мозгам людей точно так же нереально навязать общую мерку, как привести их тела в однообразные размеры; одни и те же, как в том, так и в другом Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, меж людьми есть общее сходство, значимые отличия от которого одномоментно оказываются на виду, как странности и нелепости. Вопрос не в том, каково будет вероятное действие подтверждения на разумы, особым образом устроенные, а Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность в том, какое воспоминание произведет оно на таких лиц, из которых состоит большая часть обрaзованных людей.

(10) Бентам (Rationale of judicial evidence, v. III, p. 385, глава "Incredibility of atrocity"), рассматривая вопрос о том, как беспощадность Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность злодеяния может служить причиною признания действия нестоющим веры, будто бы не вожделеет осознать, в чем заключается причина недоверия к доказательствам, в тех случаях, когда мы встречаемся с очень необычною противочеловеческою беспощадностью Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Никто нe утверждает, что последняя беспощадность должна быть причиною для признания действия неосуществимым. Но каждый согласится, что последняя необычайность злодеяния естественно возбуждает в нас желаниe иметь, по способности, более убедительные и поболее сильные Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность подтверждения утверждаемого факта. Из заключительных слов Бентама, вобщем, видно только одно, конкретно, что он не вожделеет, чтоб суждения о необычайности злодеяния подавали повод к созданию какого-либо застенчивого формального Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность правила, о силе доказательств. "The essential practical consideration, the essential warning, is this: not to think of employing it, as the foundation for any inflexible rule, requiring, as necessary to conviction, this or that particular Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность dose of evidence: such as the testimony of two witnesses, the confession of a defendant, or in a word, any other determinate mass of criminative evidence". В текущее время, когда всеми признано Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, что формальные правила о силе доказательств нисколечко не обеспечивают от ошибок, предостережения Бентама утратили свое значение.

(11) La Logique de L'hypothese. Paris, 1880, p. I и след. См. Gohn, Voranssetzungen und Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность Ziele des Erkennens, 1908, s. 233: "Каждый опыт содержит внутри себя нечто гипотетичное, и любая догадка стремится добиться верности опыта".

(12) Савиньи в собственном мемуаре о легитимной теории доказательств (Golt-dammer's Archiv, 1858, p Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. 486) замечает: "То, что мы называем достоверностью (Gewissheit) факта, опирается на таком огромном количестве отдельных, в собственной совокупы только персональному случаю принадлежащих частей, что для нее совсем нельзя установить общих научных законов". Для правильного осознания Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность сути уголовно-судебной достоверности необходимо держать в голове повсевременно, что дело идет о восстановлении достоверности личного действия, которое может быть подтверждено только теми данными, которые благодаря случаю сохранились и тем либо Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность другим методом доставлены суду. Словом, при исследовании прошедшего действия не разыскивается какое-нибудь общепринятое правило на основании целого ряда тождественных явлений, а только восстанавливается единичный факт в том виде, в каком он Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность имел место в реальности. Естественно, этот факт был последствием определенной предпосылки, но причина эта является в том виде, как ее изучат, индивидуальною. Единичный факт, имевший место в прошедшем, оставил отпечаток в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность памяти людей либо вещественные следы в мире наружном. Вернуть на основании этих данных прошедшее - задачка исторического либо уголовно-судебного исследования. Естественно, отдельные установленные исторические факты, равно как и уголовные случаи, могут послужить Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность материалом для выводов, обобщений. Но эта индуктивная деятельность имеет уже цель, лежащую вне процессуальной задачки,вернуть прошедшее событие в его определенной форме. Уильз ("Теория улик"): "Бессчетное огромное количество истин, познание которых нужно для людского счастья Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, если не для самого существования, познаются средством очевидности другого рода (не математической) и не допускают других управляющих, не считая нашего собственного сознания и свидетельства схожих нам людей. Предметы, подлежащие очевидности этого Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность рода, сущность фактические вопросы либо вопросы о реальности таких предметов и событий, которые, не будучи непременно нужны, могут и не быть действительными, не внося этим в жизнь никаких противоречий; в отношении таких Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность событий наши суждения могут быть неверны. Такая очевидность именуется нравственною (moral evidence)".

(13) Стэрки (A practical treatise of the law of evidence, p. 841) находит, что процесс исключения разных гипотез припоминает rеductio ad Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность absurdum, используемое в геометрии. Различие, по его воззрению, замечается в одном существенном пт: "В геометрическом подтверждении исключение одной какой-либо догадки тянет за собою исключение всех других; напротив, при установлении нравственной достоверности, при нужном Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность исключении различных гипотез особенными процессами рассуждения все-же может остаться колебание, нет ли еще какой-либо догадки, на которую не дано ответа. Вследствие этой способности существования догадки, на которую не обращено внимания Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, в уголовных делах не следует упускать из виду ни мельчайшего признака, способного вызвать новейшую догадку". Стэрки уделяет свое внимание на необходимость старательного обследования таких гипотез, которые даже частично только совместны Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность с обстоятельствами дела. Чем больше мы будем инспектировать происшествия разными догадками, тем старательнее обследованы будут эти происшествия, тем внимательнее исследовано дело.

"Дела людские,- замечает этот писатель,- отличаются такою сложностью, стечение событий случается так Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность неоглядно многообразно, что самая верная догадка, способная полностью разъяснить и примирить все с виду противоречащие происшествия, может улизнуть от самого чуткого взора. Ни одно самое ничтожное событие не должно остаться в деле не Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность объясненным: оно может быть указанием на совершенно не предположенный, а меж тем действительный ход действия. Судебная практика указывает, что бывают действия, настоящий ход которых был так странен, так отклонялся от различных догадок Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, построенных очевидцами на основании обычного течения человечьих дел, что люди, совсем невинные, несли голову на плаху, благодаря только тому, что на возможность другого догадки, не считая кажущейся виновности этих злосчастных Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, не было обращено подабающего внимания. Будем повсевременно держать в голове, что бывает на свете игра событий, в которую не верится, пока не встретимся с примерами ее в жизни".

(14) Миттермайер (Beweislehre, р Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. 7): "Вопрос о силе подтверждения появляется в процессе не только лишь в конце производства, где дискуссируются основательность обвинения и существование виновности, да и в течение всего следствия и в разных стадиях процесса, по мере Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность того, как следователю необходимо решить: существует ли достаточная возможность совершенного злодеяния либо виновности подсудимого, чтоб арбитр имел право сделать те либо другие процессуальные деяния. Подобные вопросы появляются: a) когда необходимо решить вопрос, начать Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность ли следствие против известного лица; б) следует ли арестовать данное лицо; с) есть ли нужные условия для того, чтоб поставить человека в положение подсудимого, предать его суду?" Cт. 534 Уложения уголовного судопроизводства Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность просит для предания суду признания следствия довольно полным, что, естественно, касается доказательств, потому что член - докладчик, по ст. 531, прочитывает в подлиннике протоколы, имеющие существенное в деле значение. По ст. 536, Палата поступает по правилу, поставленному Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность в ст. 515, 516, если она признает, что лицо, навлекающее на себя подозрение, не было привлечено к делу. Во всех этих случаях Палата дискуссирует вопросы о силе доказательств.

(15) Бентам (Rationale of Evidence, v Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. I, p. 74, 96). На одной стороне градусника предполагалось выразить градусы положительного убеждения; на другой - градусы отрицательного. Cвидетелю стоило, таким макаром, только указать градус, которого достигнула сила его убеждения. Cамое, естественно, странноватое в идее Бентама Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность то, что он сам признает, что наилучшая шкала - нескончаемая, но, к несчастью, такая шкала не может быть использована. Нападая на разные определения для выражения степени убеждения, Бентам сам делает Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность какую-то страшенную цифровую теорию доказательств. Меж тем разделение убеждения на степени, встречающееся в старенькой британской школе, далековато не так несуразно, как указатель температуры Бентама. У Блэкстона степени убеждения так выражены: a Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность) Positive proof (положительное подтверждение); b) violent presumption (исторгнутое предположение); c) ргоbabIe presumption (возможное предположение); d) light or rash presumption (подозрение). Это деление степеней убеждения находим и у судьи Кокка.

(16) Вот веское мировоззрение, высказанное Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность одним английским судьею, об критериях, при которых подтверждения по делу могут быть признаны полностью убедительными (см. Glaser, Anklage, Vahrspruch u. s. w. p. 341). Председатель, обращаясь к присяжным, в собственном charge увидел Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность: "В случаях, когда никто не был очевидцем деяния, в каком инкриминируется подсудимый, все происшествия дела должны быть совместны с предположением о виновности подсудимого. Но этого 1-го недостаточно. В деле должно быть, по Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность последней мере, одно такое событие, которое было бы несовместно ни с одним из догадок, какие только могут быть изготовлены касательно виновности подсудимого". В этом мировоззрении менторски требование такового происшествия, которое было бы несогласно со всякою Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность возможною гипотезою о невиновности подсудимого.

(17) Достойные внимания мысли встречаются в сочинении Lipps, Vom Pulen, Wollen und Dеnken, s. 180 ff., Leipzig, 1907. "Если роза красна... то от меня категорически требуется, чтоб я ее Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность мыслил конкретно как таковую..."

(18) Что убеждения наши находятся под воздействием нашей особенности, меж иным, видно будет, если направить внимание на те неверные тенденции нашего духа, которые вычислены у Бэна (Logic, II, 376) под Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность заглавием "fallacius tendencies of the mind". Изложим тут существенное содержание этой главы известного психолога. Cостояние убеждения (belief) есть форма, либо проявление активности. Cила убеждения измеряется готовностью действовать в направлении, обозначенном Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность убеждениeм.

Есть три источника людского убеждения:

1) присущая нам активность - наклонность действовать в смысле проявления энергии (spontaneous vigor);

2) воздействие чувства, чувств и страстей и

3) умственные ассоциации, либо обычные, связанные ряды мыслей.

Эти три источника манят за Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность собою ошибки при формировании убеждения тем паче, что только 3-ий источник, по выражению Бэна, обеспечивает достоверность убеждения, т. е. согласие нашего представления с его предметом. Обращаясь к первому источнику ошибок психических, к Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность активности, мы должны увидеть, что присущая нам энергия вдохновляет нас к действию, к переходу от пассивного состояния к активному, вдохновляет нас к неизменной активности, доколе наша энергия не истощена и пока есть свобода Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность от препятствия. Препятствия нами не предполагаются, пока вправду не повстречаются. Путь, открытый в реальный момент, кажется нам, будет всегда открыт; мы не предусматриваем грядущего препятствия. Слепое доверие есть первоначальное состояние Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность нашей души. Только методом опыта мы научаемся полагать известные пределы и препятствие нашей активности. Cостояние доверия охарактеризовывает наши ранешние убеждения; нам представляется, что то, что вправду сейчас, будет вправду всегда и всюду Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Мы полагаем, что, как ощущаем сейчас, будем всегда ощущать. Опыт указывает нам, что это не так. Мы начинаем свою жизнь убеждением, что, как мы ощущаем, так ощущают все. Cудить о других по Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность для себя составляет нашу наклонность, и только опыт устраняет людей, вобщем не всех, от этого догадки. В этом же аспекты, если не единственная, то одна из основных обстоятельств нетерпимости. C трудом освобождаемся Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность мы от наклонности судить людей во всех обстоятельствах по мерке, взятой из своей личности и наших личных событий. Из 1-го факта мы готовы вывести закон. Малыши фактически делают пародию на индукцию; а Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность самые несведущие люди проявляют самую большую наклонность к широким и смелым обобщениям. Наша уверенность не находится в соответствующей пропорции с беспристрастными подтверждениями. Ошибки юности в мышлении объясняются только-только описанным источником заблуждений. Но Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, заметим, юность разума не есть принадлежность юного только возраста. Многие остаются длительно, а некие навечно интеллектуальными малышами. Во всяком случае, не все научаются одному и тому же в жизни, и не Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность всех жизнь учит с схожим рвением и фуррором. Ясно, сколько ошибок должно проистекать из первого источника людского убеждения.

Что касается до второго источника ошибок, до воздействия эмоций, духовных волнений и страстей, то Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность извращающее воздействие этого источника на корректность убеждений очень общеизвестно, чтоб могло об этом распространяться. Что личный энтузиазм, ужас, любовь, антипатия, симпатия, поэтические эталоны и религиозные чувства оказывают влияние на нашу интеллектуальную Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность деятельность, это одно из часто встречающихся и менее спорных положений о людской природе. Бэконова idola большею частью составлена из предрассудков и страстей. Воздействие эмоций на наше убеждение совершается частично через волю, частично Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность через ум. Все, что доставляет нам наслаждение, вдохновляет волю к преследованию какой-нибудь цели; а наша активность, в каком бы направлении она ни стремилась, тянет за собою и убеждение. То, что любим, мы считаем неплохим Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, по последней мере, недурственным. Итог симпатии состоит в том, что наша активность стремится в известном направлении, а это дает силу убеждению, способную преодолеть противоречащее подтверждение. Другой метод воздействия чувства Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность есть воздействие через ум. Сильное чувство возбуждает нас, мы обращаем внимание лишь на то, что согласно с нашим чувством. Наслаждения, нами испытываемые, направляют наше внимание лишь на факты, для нас приятные; ужас показывает нам только Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность те происшествия, которые грозят угрозой. Мы не будем представлять тут примеров воздействия того либо другого чувства на образование убеждения; заметим только, что чувства очень видоизменяют ход наших логических операций, наш Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность взор на силу доказательств. Не говоря уже о сильных страстях, извращающих наше мировоззрение, обратим внимание на то, что даже такое чувство, как чувство личного плюсы, видоизменяет в значимой степени наши представления и Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность убеждения.

3-ий источник ошибок в наших убеждениях заключается в обычных связях мыслях, в обычных интеллектуальных ассоциациях. Интеллектуальные привычки оказывают огромное воздействие на наши представления и убеждения. Если две вещи длительно связаны были в Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность нашем представлении, то обретенная быстрота перехода от одной вещи к другой дает силу известному убеждению. Повторение одной и той же идеи, сентенции вызывает, в конце концов, веру в их. Воздействие повторения Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность есть одно из принципиальных оснований людского убеждения. Как тяжело сохранить самостоятельное мировоззрение, когда все кругом хором говорят что-либо. Сила "престижных мыслях", охвативших общество, для средних людей неодолима! Обычный человек воздействием всеобщего "внушения Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность" какой-нибудь идеи вроде бы гипнотизируется! Значимая толика воздействия воспитания и господствующих воззрений разъясняется умственными ассоциациями, которые могут быть уничтожены только длительным повторением обратных мыслях. Выражение "человек, состарившийся в собственных Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность убеждениях" показывает на трудность перемены убеждений, длительное время управляющих человеком, и такая трудность может быть объяснена только воздействием длительной привычки веровать известным положениям. Увидено было, что теория кровообращения Гарвея не была принята ни Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность одним доктором старше сорока лет.

(19) Как вообщем судьи должны быть аккуратны в провозглашении доказательств "полностью достоверными", видно, меж иным, из последующего варианта, приводимого известным английским адвокатом Баллантайном в изданных им записках (Ballantine Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, Some experiences of a barrister's life, 1882, VII, p. 16). 26 декабря 1863 года в Лондоне произошла стычка в питейном заведении, на Cаффрон-Гилле, в Клеркенцелле, меж итальянцами, живущими в этой местности, и британцами Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность. Результатом драки была погибель 1-го британца, Гаррингтона, смертельно раненного, и повреждения, приобретенные другим субъектом, по имени Реббек. В обоих случаях раны нанесены были острым орудием и, по-видимому, одной и той же рукой. Итальянец, по Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность имени Пеллициони, был найден лежащим на убитом и схвачен милицией, которая, естественно, и пришла к выводу, что убийцей был Пеллициони. Последний, но, объявил, что он не виновен, что напротив он Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность вошел с единственною целью - приостановить стычку, но в давке был брошен на Гаррингтона, который еще не был мертв. На месте злодеяния никакого орудия не найдено. Пеллициони был предан суду, осужден присяжными Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, и барон Мартин произнес смертный приговор, сказав при всем этом, что "он ни в каком случае не встречал более прямых и сильных доказательств виновности". Приговор этот вызвал сенсацию в околодке; никто не Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность веровал в виновность Пеллициони; подозревалось другое лицо. Результатом публичной агитации было то, что некто Моньи сознался, что он был виновником злодеяния и что оно совершено было им в последней обороне. Моньи был, вправду, осужден Степени убеждения - Книга первая. Уголовно-судебная достоверность, Пеллициони - освобожден.

 

*(3) Трибунал не производит дознания, а наслаждается теми подтверждениями, которые представляются на суде согласно 710 ст. Устава уголовного судопроизводства; кассационное решение 68/577 Берта; 76/180 Банникова и др. Авт.


stereotipi-i-stereotipnoe-povedenie.html
stereotipi-vina-stid-obvinenie-opravdanie-strah-obida-zhertva-gordinya-volya-i-drugie.html
sterilizaciya-gazovim-metodom-pari-rastvora-formaldegida-v-etilovom-spirte.html